Путешествие по Южной Африке - 2019 г.

На фоне Столовой горы, Кейптаун

Я никогда не была в Африке, даже в Египте. И вот, наконец-то, появилась такая возможность. Этим летом мне предстоит быть официальным лицом на двухзвёздных соревнованиях по конным пробегам на юге Южной Африки, где-то в нескольких сотнях километров к востоку от Кейптауна. Всё предварительное общение с организаторами свелось к короткой переписке на ватсапе, и я даже не знала до последнего, на какую должность меня поставят. Но вот из FEI (Международной федерации конного спорта) пришло письмо с традиционными наставлениями, и из него я узнала, что буду техническим делегатом и иностранным судьёй. В какой-то степени эти две должности перекрывают друг друга. Надеюсь, справлюсь.

Билеты на самолёт я покупала ещё весной, самыми дешёвыми оказались "Турецкие Авиалинии". Я не собиралась ограничивать своё путешествие Кейптауном, поэтому обратный билет взяла из Йоханнесбурга. Пока не знаю, куда конкретно поеду и как буду перемещаться между городами. Знакомые, недавно побывавшие в ЮАР, советовали летать местными авиарейсами. На форуме Винского один из путешественников весьма рекомендовал рейсовые автобусы. Ладно, на месте разберёмся.

Программа - минимум: соревнования, верховая езда, посмотреть на антилоп, пингвинов и даманов, посетить какой-то сафари-парк. Ну и проб набрать от всех, от кого смогу. Жаль, высокоградусного этилового спирта (для фиксации проб) много в самолёт не возьмёшь, попробую поискать его на месте.

Обычно перед любыми самостоятельными путешествиями я тщательно продумываю маршрут, бронирую заранее места ночёвок, но в этот раз я летела на три недели в совершенно незнакомую страну, не имея никакого даже примерного плана перемещения по ней. Всё, что я знала заранее - дата прилёта в Кейптаун, дата вылета из Джобурга и два дня соревнований в каком-то неведомом Риверсдейле. Всё. Но я очень надеялась, что кто-то из организаторов поможет мне добраться от Кейптауна до Риверсдейла, ну а дальше - по обстоятельствам. В середине июля организаторы прислали мне номер ватсапа Терезы, она - один из членов их конного клуба, кто сможет позаботиться обо мне до соревнований и подвезти к месту пробегов. Договорились, что из аэропорта я приеду на такси к ней домой, адрес она мне сообщила. Ну и отлично.

20.07.2019. Суббота. В эту поездку я решила взять дорожную сумку, а не чемодан. Хоть и не очень легко её таскать, но с ней как-то привычнее. Три четверти моего багажа - тёплые вещи. Знаю я эти тропические страны зимой, вечно холодина. Ещё четверть - подарки знакомым (питерский шоколад) и прочие мелочи. Сумка сдана в багаж до самого Кейптауна. Ручная кладь - небольшой рюкзак с пледом, подушечкой и тёплой пуховой безрукавкой, выглядит объёмным, но лёгкий. В Пулково, как обычно, посидела в "Шоколаднице", вкусненько поела. Скоро вылет в Стамбул.

Турецкий самолёт оказался с персональными дисплеями, надо же, давно с ними не летала. На моём месте у окна уже сидел какой-то парень, но я внезапно решила не сгонять его, а сесть у прохода. Между нами сидел другой парень, они разговаривали на каком-то булькающем языке, в котором я с удивлением опознала французский. Очень странная версия. Мой сосед немного говорил по-русски, а вот английского они оба не знали, так что мне пришлось выступить в роли переводчика при обсуждении с турецкой стюардессой еды и напитков. Свою порцию я сразу отдала соседям, чему они были явно рады. Мне ещё не хотелось есть после плотного обеда в "Шоколаднице". Не стала включать кино, предпочла дочитать книгу про Южную Африку "Бесцветный Тревор Ной". Прониклась ужасами апартеида. Да и сейчас там у них явно не всё в порядке. Ладно, на месте разберусь. Ещё почему-то запомнилась фраза из описания тауншипов (негритянских гетто) - "там всегда есть коза". Интересно, это действительно так? Через 3 часа мы приземлились в Стамбуле, до следующего рейса ещё несколько часов.

Долгий путь до трансфера, быстрый досмотр, залы ожидания. Теперь можно неспешно побродить и всё исследовать. Хорошо бы поесть, и хорошо бы поесть пахлавы, всё-таки Турция. Хотела взять тележку, но за неё надо платить еврами, а я перед этой поездкой накупила долларов и все евры выложила. Ну и ладно.

Аэропорт в Стамбуле совершенно новый и очень большой. Многие кафе и магазины обозначены плакатами на стенах, но ещё не оборудованы. Есть на балконе платный зал отдыха для всех желающих - 15 евро на 6 часов. Но в залах и так очень много свободных мест, посидеть нет проблем, а я сейчас этого не очень хочу - мне в самолёте ещё почти 12 часов сидеть. Буду ходить взад-вперёд.

Планомерно обшариваю аэропорт в поисках приличной еды. Всё какое-то неаппетитное. В одном месте в кафе увидела восточные сладости и ужаснулась цене - 25 евро за две малюсеньких пахлавинки! Ну уж нет, на такое разорение я не могу пойти, тем более в начале поездки. Можно купить целую коробку пахлавы за 20 евро, но куда мне её с собой тащить. На обратном пути куплю, если деньги останутся. Я запаслась и наличными долларами, и на карте что-то есть, но пока не знаю, как всё это будет тратиться. В крайнем случае буду взывать к родным, чтобы они мне денег перевели.

В конце одного из терминалов обнаружила много брошенных тележек и обзавелась одной совершенно бесплатно. К сожалению, в аэропорту нет Интернета. Вайфай какой-то есть, но к сети не подключается. Спросила на стойке информации насчёт Интернета - сказали - нет его пока. На ужин купила стакан чая и небольшое пирожное, закусила взятым из Питера яблоком. И продолжила бродить по аэропорту. Мне казалось, что все закоулки обшарила, но позже на схеме увидела ещё один неисследованный отнорок, надо же, пропустила.

В одном месте очень понравилась небольшая выставка, посвящённая одной из важнейших археологических находок на территории Турции - комплексу сооружений "Гёбекли-Тепе", где 12 тысяч лет назад начиналось пшеничное земледелие на нашей планете. Я часто рассказываю на лекциях по антропогенезу об этой таинственной древней цивилизации и теперь смогла увидеть качественные копии мегалитов своими глазами. Впечатляет.

Аэропорт, Стамбул, Гёбекли-Тепе

Наконец, грузимся в самолёт. Он большой, но сиденья стоят тесно. Помнится, в трансатлантическом перелёте на "LAN" было попросторнее. Впрочем, здесь у меня довольно удобное место - крайнее в среднем ряду, можно хотя бы одну ногу вытянуть в проход. Я уютно обложилась подушками и укрылась пледами. Смотреть кино не хотелось, включила карту, но и она быстро надоела. Вскоре после взлёта всех неплохо покормили, а потом выключили свет, и все уснули.

21.07.2019. Воскресенье. Разбудили нас уже утром раздачей завтраков, тоже неплохих. Я включила на своём дисплее обзорную камеру - под нами долго была пустыня, а потом начались какие-то поля, расчерченные извилистыми дорогами. Самолёт приземлился идеально. Если бы я не видела на дисплее, как приближается посадочная полоса, то не уловила бы момента касания земли. Респект турецким пилотам! Аэропорт Кейптауна небольшой, но вполне современный. Паспортный контроль прошла без проблем, спросили только, когда лечу обратно. Маленький штампик в паспорт - и всё. Как хорошо, когда не нужна виза! Таможня в мою сторону даже не посмотрела. Я поменяла 200 долларов на местные ранды, получилось около 2500. Курс в аэропорту грабительский и совершенно не соответствует тому, что написано на табло обменника, но мне нужны были немедленно ранды для такси, которое я наняла здесь же, не выходя из зала получения багажа. Забрав тяжёлую сумку, водитель повёл меня к своей машине. До дома Терезы в Си-Поинте надо заплатить 380 рандов. Водитель мне понравился, ездит нормально и про всё вокруг рассказывает на вполне понятном английском, так что я заплатила ему 400 рандов. По пути мы проезжали недалеко от тауншипа. И там была коза! Всё точно.

У дверей своего дома меня встретила Тереза - именно ей придётся заниматься мною в ближайшие дни, и у неё в доме я буду жить. Очень милая женщина, пробежница, имеет несколько лошадей, которых сама готовит. В общем - наш человек. Не теряя времени, мы сели в её машину и поехали знакомиться с окрестностями. День был тёплый и приятный, как у нас летом, так что я была в обычной питерской летней одежде.

Сначала посмотрели на даманов, их множество сидит около дороги на камнях над морем. К сожалению, ни один из них не выдал свеженького навозца, так необходимого мне для исследований. Впрочем, Тереза бы меня к ним не подпустила - она полагает, что даманы переносят бешенство и непременно меня покусают. Зубы у них и впрямь огромные - один зевал, и я хорошо рассмотрела его пасть. Но я что-то не слышала, чтобы даманы нападали на людей. Проезжая по приморским улочкам, встретили пингвина, причём не у моря, а на перекрёстке дорог, среди домов. Непонятно, что он там делал. Около горных обрывов на дороге стоят щиты с объявлением: "Не кормите бабуинов!" Спрашиваю: "А где же бабуины?" А мне отвечают: "А они уже спят, они рано ложатся спать". Ну ладно, в следующий раз пораньше на них посмотрим. Дальше мы поехали к той части Южного океана, который жители Кейптауна искренне считают Индийским (на самом деле Индийский океан начинается на полтора градуса восточнее), и в нём побродили босиком. На волнах катаются сёрфингисты. Это безумные люди, которых не страшат ни акулы, ни камни, ни холодная вода. Вдали на лодках сидят рыбаки, даже что-то вылавливают. Мы заехали в местный яхт-клуб, и там нас какие-то знакомые накормили барбекю из свежей рыбины.

Даманы, Кейптаун

Затем мы поехали к Атлантическому океану и тоже побродили по пляжу, полюбовались эффектным закатом. На обоих пляжах совсем не было камушков, крайне мало ракушек, только мелкий белый песок и выброшенные волнами толстые длинные чёрные стволы водорослей. Это морской бамбук (Ecklonia maxima), близкий родственник морской капусты - ламинарии. Он обычен для южного берега Африки. Его используют как витаминную добавку для скота и как корм для морского ушка (съедобный морской брюхоногий моллюск). Растёт очень близко к берегу, везде из воды торчат его "листья" (листоподобные части таллома).

Море, Кейптаун

Солнце начало садиться очень рано, еще нет 6 часов вечера, а уже темнеет. Впрочем, здесь же сейчас зима, у нас ведь тоже зимой дни короткие. После захода солнца резко похолодало, я пожалела, что не взяла с собой куртку. Мы поехали на конюшню проведать лошадей Терезы, убедились, что всё в порядке. Домой возвращались уже в полной темноте, по пути заехали в магазин и купили еды. Я взяла овсяные хлопья и молоко - попробую утром сварить кашу. Проезжая недалеко от Столовой горы, обратили внимание на свет многочисленных фонариков возле вершины - это туристы спускаются с неё обратно вниз.

Чтобы въехать во двор дома, надо открыть ворота, а потом закрыть их за машиной. Я выскакиваю из машины и разбираюсь с воротами, не подозревая, что всю ближайшую неделю буду очень часто этим заниматься. Тереза выдала мне связку ключей от дома на случай самостоятельной прогулки и показала, как они действуют. Это сложное сочетание старинной щеколды, обычного врезного замка и пульта, как от автомобильной дверцы. Я так и не поняла, как это работает, и для себя решила из дома без Терезы не выходить вообще.

Дом - двухэтажный особняк с мансардой, построен лет 40 назад шотландским архитектором. Скрипучие деревянные полы, замысловатая система каминов на этажах, лабиринт коридоров и комнат, огромный бойлер на кухне, просторная ванна и чисто английский умывальник с двумя краниками по разным углам. Впрочем, один краник вообще не работает, а другой подключён к горячей воде, так что надо для умывания уловить момент, когда вода из него течёт уже не очень холодная, но ещё не слишком горячая.

В доме холодно, окна тонкие и со щелями, в моей комнате стоит слабенькая нагревательная пластина, греет непрерывно, но выше 17 градусов так ни разу и не нагрела. Это меня не удивляет - в тропических странах вечно холодно в домах зимой. Это я уже проходила и в Перу, и в Индии. Поэтому у меня с собой солидный запас тёплой одежды, в том числе двойной набор термобелья в качестве пижамы плюс шерстяные носки и тёплый плед. Ну и тёплые кофты, жилет, есть даже зимняя шапка и шарф. Так что не пропаду.

Розетки в Южной Африке специфические, но в каждом доме есть переходники на европейский стиль, ведь у всех теперь мобильники, а к ним зарядники с евровилками. Так что с этим проблем не было. И у всех в домах есть вайфай, так что я подключилась к нему и созвонилась с родными и близкими. Хотела купить местную симку для того, чтобы быть со связью вне дома, но Тереза меня отговорила и выдала мне на время один из своих мобильников с Интернетом. Впрочем, всю неделю я его протаскала с собой совершенно зря, так ни разу и не воспользовавшись.

Самая большая комната в доме заставлена цветочными горшками, коробками с семенами растений и прочей садоводческой атрибутикой. Тереза работает ландшафтным дизайнером и садовником. Она поразила меня тем, что с ходу называет латинское название любого растения, на которое падает взгляд. Эх, жаль моя мама со мной не приехала в Африку, она обожает растения, с Терезой они бы мигом нашли общий язык и разговаривали бы только на латыни.

У Терезы есть две кошки - одна живёт в доме, другая - во дворе. Обе взяты из приюта ещё котятами. Домовая кошка поразила меня тем, что умеет открывать изнутри сложный дверной замок - тот, который я не осилила. Утешаю себя тем, что у неё было больше времени для практики. Мы с Терезой попытались раздобыть этиловый спирт для моих проб, но безуспешно, в аптеках был только изопропиловый, не уверена, что он мне подходит. Придётся экономить и обходиться своими запасами. На всякий случай наполнила спиртом несколько эппендорфок (маленьких пробирок с крышечками) и распихала по разным карманам - мало ли где попадётся материал для исследований.

22.07.2019. Понедельник. Утром можно было поваляться подольше, но время здесь на час меньше нашего, так что в 9 часов я уже поднялась, сделала традиционную гимнастику и спустилась на кухню готовить завтрак. Местная овсянка разваривалась неохотно, но всё же мне удалось приготовить почти обычную кашу. Терезе тоже каша понравилась, так что с этого дня я готовлю кашу на двоих.

После завтрака мы загрузились в машину и поехали в городок Стелленбос в гости к одной из семей коневладельцев-пробежников. Там нас встретили Ванесса, английская дама примерно моего возраста, и две её дочки - Джессика и Доминик. Доминик - лошадиный массажист, у неё множество клиентов, и все ею очень довольны. Джессика - отличный тренер лошадей и опытный спортсмен, несколько раз успешно выступала в Дубае на тамошних конях. К сожалению, из ЮАР очень трудно вывозить лошадей на соревнования - здесь множество опасных местных болезней. Надо простоять почти месяц на карантине в Кейптауне, потом ещё столько же на карантине в Европе, за это время лошадь совершенно выпадает из тренинга.

Тереза уехала по своим делам, а мы пили чай и долго разговаривали о лошадях и пробегах - об этом можно говорить бесконечно. Мне было легко общаться с Ванессой - у неё очень понятный для меня английский язык. Вот Терезу я не всегда хорошо понимаю из-за довольно сильного африканерского акцента. Чай в ЮАР предпочитают местный - ройбуш, и пьют его обычно с молоком. Я не особенно люблю молоко в чае, хотя это хороший способ охладить его, если под рукой нет холодной воды. Но, честно говоря, за время пребывания в Африке этот напиток мне здорово надоел. А вот особые южноафриканские сухари "rask" очень понравились. Их полагается макать в чай или кофе - сухарь мгновенно размягчается и буквально тает во рту. Хорошая вещь для долгих путешествий без холодильника. Ещё мне понравилось местное вяленое мясо - билтонг, ему тоже холодильник не обязателен. Билтонг делают из говядины или из мяса разных антилоп. А вот свинина здесь встречается редко - свиней почти никто не разводит. Подозреваю, что виной тому опять же африканские болезни. Зато фермеры охотно разводят антилоп, особенно спрингбоков (Antidorcas marsupialis). Они даже вывели спрингбоков разной расцветки - белых, чёрных, серых.

У Ванессы несколько собак - огромный риджбек, немецкая овчарка, уиппет и ещё кто-то. Собаки здесь у многих белых, часто даже целые своры. Маленький плюс к безопасности. В дом регулярно пытаются вломиться какие-нибудь чёрные бандиты, и собаки оказываются очень кстати. После чая мы поехали смотреть лошадей Ванессы. У неё есть не только пробежные, но и конкурные, и выездковые кони. Разные породы, масти, есть кони очень возрастные, есть совсем молоденькие. От одной лошадки я очень удачно взяла пробу. Первая проба в Африке! И заодно получила разрешение от хозяйки на исследование и публикацию результатов - об этом нельзя забывать. К вечеру погода начала ухудшаться. С утра и так было довольно прохладно, а теперь ещё и тучи набежали. Довольно долго мы прождали, когда приедет ветеринар взять от одной из лошадей кровь на анализ - это необходимо для того, чтобы поехать на соревнования. Попутно выяснилось, что соревнования будут не в самом Риверсдейле, а на небольшой ферме между Риверсдейлом и городком Альбертиния.

Уже в сумерках мы отправились в ресторан обедать (или ужинать), там к нам вскоре присоединилась Тереза, и после еды я села уже к ней в машину, и мы поехали домой. Я обратила внимание, что во время поездок и Ванесса, и Тереза периодически звонят своим друзьям или родным и докладывают, где находятся и куда едут. Здесь это суровая необходимость - кто-то всегда должен отслеживать твоё передвижение и в случае долгого молчания немедленно забить тревогу. Опасность вроде бы не видна, но она всё время подразумевается. И кругом сигнализация, колючая проволока и электрические провода на заборах.

Вечером мы с Терезой начали прикидывать, куда мне поехать после соревнований. У меня есть друзья в городке Олифантсхук (это где-то в Калахари) и в более крупном городе Блумфонтейн. Они в курсе, что я собираюсь к ним приехать, но даты мы ещё не обсуждали. Я снабдила Терезу номерами их телефонов и попросила всё решить за меня. Тереза созвонилась с моими друзьями, оказалось, что и тех, и других она знает (тесен пробежный мир). Вместе они составили моё расписание: сначала я добираюсь до Апингтона, там меня встретят и отвезут в Олифантсхук. Потом как-то переправят в Блумфонтейн, и из него мне уже надо добираться в Йоханнесбург. До Апингтона можно или долететь самолётом, или доехать автобусом - я выбрала ночной автобус, чтобы не терять день на перелёт. А вот из Блумфонтейна до Джобурга однозначно надо лететь самолётом, это можно сделать в последний день, ведь мой рейс на Стамбул только после шести вечера. Мы купили в Интернете билеты - за автобус "Интеркейп" я заплатила 530 рандов, за рейс "Южно-Африканских авиалиний" - 1050 рандов. Сразу скажу, что это были мои практически единственные расходы в ЮАР, не считая такси в первый день и какой-то мелочёвки типа сувениров. Больше мне мои друзья не дали ни за что платить - ни за большинство музеев, ни за рестораны, ни за многочасовые поездки. Спасибо им за это огромное!

У Терезы в доме невероятное множество книг про лошадей - и фотоальбомы, и художественная литература, и ветеринарные справочники, и распечатки новейших научных статей по кормлению, разведению, болезням и т.п. Просто глаза разбегаются. Стараюсь успеть прочитать как можно больше.

23.07.2019. Вторник. Ночью погода окончательно испортилась, начался дождь. Утром он пошёл с новой силой - настоящий тропический ливень с ураганным ветром, при этом температура всего около 12 градусов. На сайте Гисметео опасный уровень ветра показан чёрным цветом - такого я ещё не видела! На улицу нос высовывать неохота, да и в доме тоже дубак. Залезаю под одеяло и брожу по Интернету.

Но вот пора собираться в очередную поездку - в местечко Токай. Мы встречаемся в очередном ресторане (очень приличном, называется "Джек Блек") с очередным конником, и снова говорим о конях и проблемах вокруг них. Здесь есть свои местные заморочки, особенности кормовых добавок и прочее, а я рассказываю о наших реалиях. Особенно всем нравится слушать о том, как мы тренируемся и соревнуемся зимой по снегу. Пересказываю "на ура" в каждой новой компании. Ещё всем нравится слушать про нашу русскую тройку. В общем, за разговорами время летит незаметно, но надо ещё успеть в местный краеведческий музей (вчера не успели). С сожалением прощаемся и отправляемся в сторону музея. Тереза высаживает меня у входа и уезжает по делам, а я покупаю билет за смешные 30 рандов и наслаждаюсь краеведением. Экспозиция небольшая, но её ждут близкие и довольно серьёзные перемены. Недавно один коллекционер подарил музею огромное количество отлично сделанных чучел млекопитающих. Некоторые уже выставлены, но большинство теснится в закрытом зале - я разглядела их в щель между дверями. Из них получится замечательная экспозиция! Но и то, что раньше было в музее, заслуживает внимания. Как всегда, я нашла для себя что-то новое, например, познакомилась поближе с плащеносной акулой.

Из музея вышла последняя, когда он уже закрывался. Хотела прогуляться по парку, но как раз начался дождь, пришлось спрятаться под деревом. Отправила смс Терезе. Пока ждала её, познакомилась с белкой (мне показалось, что она не местная) и парой крыс, гуляющих по клумбам. До темноты мы с Терезой успели съездить к мемориалу Родса, там я посидела верхом на бронзовом льве. Забраться на него было не так-то легко, падать было бы далеко и больно, но я справилась. После мемориала мы поехали на край горы у подножия Головы Льва. Вид на море отсюда открывается невероятно красивый. Ветер валил с ног, тучи носились на уровне глаз, но было очень круто.

Лев, Кейптаун

Ветер, Кейптаун

Вечер, Кейптаун

Ещё поездили по горам, посмотрели сверху на город с разных ракурсов, я увидела вдали музей, в котором недавно побывала. Но вот стемнело, и мы отправились в местечко под названием Панорама, надо было забрать у спонсора призы для соревнований. Белые здесь живут как в резервации, за высокими заборами, обмотанными колючей проволокой и проводами под напряжением. Уверяют, что это от бабуинов. Ну да, наверное, от них тоже. Хорошо бы, кстати, их увидеть. Меня угостили всё тем же чаем ройбуш с молоком. Домой возвращаемся довольно поздно, а завтра рано вставать.

24.07.2019. Среда. Утром мы выехали из Кейптауна на восток, надо преодолеть 350 км. Через несколько часов пути по довольно живописным, но ужасно европейским ландшафтам, мы добрались до фермы Криса - это друг Терезы, у которого она держит несколько своих лошадей. У Криса есть овцы, коровы и своя лошадь. Сама по себе территория фермы довольно обширная, но большую её часть занимают крутые скалы, на которых не особо попасёшься. А дальше в горах сплошные природные заповедники. По пути на ферму надо открыть-закрыть несколько ворот, теперь это моя обычная работа.

Быстренько разгрузив машину, хватаем пару коней, седлаем и отправляемся в горы, пока светло. У меня - гнедой полукровный мерин Брейвстар (Отважная Звезда), у Терезы - серая арабская кобыла Ханси. Хотя я здесь впервые, Тереза предлагает мне ехать впереди и только подсказывает - налево-направо. Мой конь идёт бодро и уверенно, ему-то места хорошо знакомы. Тропа крутая, каменистая, скользкая, кони взбираются с трудом. Виды сверху открываются невероятно красивые. Вдали виднеется городок Альбертиния - около него будут проходить нынешние соревнования по пробегам. Ещё дальше к югу должен быть океан, но его загораживает гряда невысоких холмов. Наша гора - это часть горного хребта под названием Лангеберг. А дальше на север за горами тянется плато Малое Карру. Лангеберг - это вздыбившиеся складки дна древнего океана, они поднялись, когда тектонические плиты Африки и Антарктиды придвинулись друг к другу много миллионов лет назад. Потом эти плиты вновь разошлись, а горы остались торчать длинными крутыми грядами.

В горах на Брейвстаре

Спускаемся с горы немного другой тропой, и путь нам преграждает небольшой ручей. В ширину он не больше метра, но ужасно глубокий - этакая трещина в скале. В сумерках она выглядит особенно страшной. Кони наотрез отказались переходить, пришлось спешиться и кое-как перетаскивать их в поводу. Они отважились и перепрыгнули ручей с таким запасом - хоть в троеборье отправляй! Дальше дорога вниз была скользкая и опасная, пришлось идти медленно, но всё равно было тревожно. Везёт мне на друзей-авантюристов. Вернулись на ферму уже почти в темноте.

Комната у меня отдельная, огромная. Рядом с окном лежит записка: "Держите окна закрытыми, иначе в дом проникнут бабуины", однако окно толком не закрывается. Пытаюсь прикрыть щель в окне свободными подушками, но без особого успеха. В доме есть камин, в нём горит целое бревно, но греет только в радиусе двух метров. В остальном пространстве - очень холодно. В моей комнате около 14 градусов и ветер свищет. Я не понимаю местных жителей - почему им так нравятся холодные дома? У меня большая кровать и много тёплых одеял, но хотелось бы, чтобы и нос не отмёрз ночью.

После ужина меня научили играть в нарды, и я благополучно проиграла. Вот уж не думала, что эту игру буду осваивать в Африке, а она, оказывается, здесь популярна. Поздно вечером начался бешеный шторм. Я думала, крышу унесёт ветром, листы железа всю ночь колотились о стропила, мешая спать. Окно кое-как закрепила прищепками, чтобы его не снесло, а занавеска трепыхалась как парус. Но, в общем, ночь пережили.

25.07.2019. Четверг. Рано утром приехал коваль, пока он расчищал копыта лошадям, я почти от всех собрала пробы. Только двое так мне ничего и не выдали, ну и ладно, материала от лошадей мне уже достаточно.

Ковка

Солнце светит и греет, ветра почти нет, даже не верится, что ночью нас всех чуть не унесло ураганом. На завтрак варю овсянку себе и Терезе - она основательно подсела на мою кашу. После завтрака Тереза сказала таинственно: "Бери камеру, будет сюрприз". Ну, какая нынче камера - мобильник, как у всех. Мы сели на джип с огромными колёсами и поехали в горы практически по бездорожью. Кажется, вчера я недооценила уровень авантюризма Терезы. Ехать над пропастью было реально страшно, тем не менее мы успешно взобрались на какую-то скалу и дальше пошли пешком вниз на другую сторону горы. И оказались в огромной пещере, покрытой наскальной живописью древнего вымершего племени. Оказывается, на земле Криса есть такая уникальная достопримечательность! Охра за прошедшие века настолько сильно впиталась в скалу, что стала её частью. Стоя в глубине пещеры, я представляла, как древние бушмены из племени Сан здесь жили. Если развести костёр, то очень даже уютно. И вот люди давно исчезли, а их рисунки остались на века. Возвращаться на машине по скалам было не менее страшно, чем забираться. Переодевшись в приличную одежду и пересев в приличную машину, мы поехали в городок Стилбей, в краеведческий музей. И там на одном из стендов я узнала рисунки, которые только что видела в пещере. Вот это да! Кстати, название Стилбей дано одной из местных африканских палеолитических культур возрастом около 15 тысяч лет.

В пещере

Наскальные рисунки

После музея мы поехали на берег Индийского океана (теперь уже настоящего) смотреть особые каменные заводи, сделанные теми же древними людьми для ловли рыбы. На берегу оказалось много красивых ракушек, я набрала целый мешок для нашего кафедрального музея. Затем мы заехали к одним знакомым, и они показали несколько каменных орудий, найденных в здешних местах, вероятно, ашельской культуры. Сфотографировалась с этими артефактами. Честно говоря, не ожидала, что он такие большие и тяжёлые. На ужин заехали в рыбный ресторанчик на набережной и съели жареного хека, это здесь самая популярная рыба. Взяли порцию с собой для Криса. Возвращались на ферму в темноте, в свете фар встретили на дороге антилопу - стенбока (Raphicerus campestris). Снова холодная комната, надеюсь, ночью не будет такого сильного ветра, как вчера.

Каменные орудия

26.07.2019. Пятница. Сегодня начинаются соревнования по пробегам. Мы должны быть на боевом поле в 11 часов утра, значит, надо выезжать в 10. Неспешно собираюсь, готовлю кашу на завтрак себе и Терезе, и вдруг она заявляет, что уже поседлала для меня Ханси, и я могу прогуляться в горах перед отъездом. Отлично, натягиваю бриджи и карабкаюсь на лошадь. Это арабская кобыла средних лет, очень своенравная. Теперь мне понятно, почему вчера я была головной - Ханси предпочитает ходить только за чьим-нибудь хвостом. Она явно привыкла делать только то, что сама хочет, и искренне удивилась, что я от неё что-то требую. Если она не желает идти вперёд, то встаёт как памятник. Насколько я поняла, в этом случае всадник слезает с неё и пытается тащить в поводу. Ну уж нет, будем договариваться сверху. Кое-как, припомнив навыки общения с ишаками, я смогла убедить кобылу двигаться, и мы даже неплохо прогулялись по окрестностям. Но пробеги этой лошадке явно не грозят.

Переодевшись, прыгаю в машину, едем на соревнования. В календаре FEI обозначено место Риверсдейл. Между собой официалы называют местом городок Альбертиния. На самом деле боевое поле расположено примерно посередине между ними на ферме Соебаттерсвлакте. Конюшен здесь нет, для лошадей приготовлены небольшие загончики 3 х 3 метра. В землю вкопаны столбики, на них натянуты проволочные перегородки. Проволока продета в обрезки резинового шланга. 25 боксов в два ряда. И еще 4 бокса отдельно в сторонке. Навесов нет. Зона ветконтроля ровная, песчаная, расчерчена мелом на 5 дорожек. Вот только расположена она немного на склоне, поэтому лошади бегают немного набекрень.

Пробеги международные

В ЮАР у каждого пробежника есть свой индивидуальный номер, ну как у наших членов Федерации конного спорта России, но при этом у каждого есть своя собственная жилетка или другая одёжка с этим номером, и в ней он всегда выступает на соревнованиях. Только новичкам временные номера выдают организаторы. Многие номера пятизначные и с трудом умещаются на крупе лошади. И все номера на всадниках разного цвета и фасона. Непривычно.

Пробеги международные

Мне пора ехать проверять трассу - ведь я технический делегат. На джипе с большими колёсами мы то продираемся сквозь пески, то катимся по твёрдой гравийной грунтовке. Если показать эту трассу нашим конникам - сколько крику будет! Наверное, мало кто из наших решится по такому грунту ехать пробег. Но здесь меня заверили, что уже много лет регулярно соревнуются на этой трассе, и все довольны. У меня, впрочем, оставались сомнения, но потом я увидела, как спокойно финишируют национальные сороковки (у них сегодня старты), и тоже более-менее успокоилась. Всё же здесь горы, и я уже видела в Испании, как лошади без проблем скачут по камням и по асфальту. Наверное, нам тоже надо устраивать тренинги по гравию, чтобы лошади привыкали к разному грунту.

После моего возвращения с трассы наш главный судья Сюзи собрала всех официалов на брифинг. Обсудили несколько важных моментов, а затем началась преинспекция, где мне поручили сканировать микрочипы на шее у лошади и сверять номер с паспортом. Это я уже наловчилась делать на пробегах во Франции, так что справилась без труда. Лишь в паре случаев чип не читался, и ветврачам пришлось идентифицировать лошадь по описанию. Преинспекция закончилась уже в сумерках. Быстро стемнело и ещё больше похолодало. Мы с Терезой отправились ночевать обратно к ней на ферму, а куда положили остальных официалов, я не знаю. Хотя, вроде, для меня место тоже было приготовлено.

В свете фар мы встретили целое стадо антилоп бушбоков (Tragelaphus scriptus). И зачем мне ехать куда-то в сафари-парк, если и так разных зверей регулярно встречаю? Кстати, когда по маршруту ехали, нам дорогу переходила черепаха. Я её сфотографировала и заодно решила перенести через дорогу. Когда поднимала её - она выплеснула струю какой-то жидкости. Я была в принципе наготове - помнится, один желтобрюхий полоз в Калмыкии тоже всех поливал вонючей жижей из клоаки. Так что черепаха не смогла меня серьёзно испачкать, только на руку немного попало. Запах совсем даже не противный, скорее похож на хвойный освежитель воздуха. Меня больше удивило, что черепаха выбросила так много воды - вроде бы животные пустынь должны воду экономить.

Я уже выучила все ворота на дороге, ведь моя работа - открывать и закрывать их. Я это делаю с лёгкостью на ощупь в темноте. В доме на удивление не очень холодно. Можно спать не под четырьмя, а только под тремя одеялами. Вот только спать предстоит не очень долго.

27.07.2019. Суббота. Подъём в 03:45, сделать обычную утреннюю гимнастику, сварить кашу себе и Терезе, одеться потеплее. Рюкзак собран с вечера - распечатка правил FEI, положение о соревнованиях, отчёт техделегата, парочка бланков медицинского отчёта, ну ещё запас одежды на случай дождя и пара питерских сочней на перекус. Ещё конфеты и шоколадки - угощение для официалов.

Выезжаем ровно в 5 часов. Ещё совсем темно, на звёздном небе с радостью нахожу пояс Ориона. Хоть какое-то знакомое созвездие, правда, оно немного странно выглядит, наверное, надо смотреть на него вверх ногами. В 5.50 мы на месте, старт назначен на 6.30, можно спокойно посидеть подождать. На траве иней, температура чуть выше нуля. В зоне отдыха есть большой очаг, в нём уже разведён костёр. Греем поочерёдно то спину, то лицо. Первые всадники на 120 км стартуют в кромешной тьме и без фонариков, ну наверное, они знают, что делают. Группа на 80 км стартует в 7 часов, небо чуть посветлело, уже видны в тумане силуэты удаляющихся всадников.

Следующая группа - особый национальный зачёт, у нас такого нет: дистанция 80 км, но можно закончить после любого этапа по желанию всадника, и это будет зачтено с присуждением места. Здесь произошёл небольшой инцидент - нервная лошадь испугалась сползшей со спины попоны, вырвалась, проломила забор, порвала проволоку и в панике стала носиться по полю. К счастью, её удалось быстро поймать. К счастью, проволока не была колючей, и лошадь не поранилась. Так что она успешно ушла на дистанцию вместе со следующей группой.

Пробеги международные

Солнце поднялось над горизонтом, стало теплеть. К 10 часам воздух нагрелся до 15 градусов. Но земля холодная, и я пока не решаюсь раздеваться. Пришли кони с первого этапа - он у всех 40 км. Двоих сняли по хромоте, остальные скачут дальше. Я стараюсь быть в тени, а на солнце прячусь под широкими полями своей панамы. Солнце здесь резкое, в холоде да на ветру и не заметишь, как сгоришь. Чрезмерной работы у меня нет. Сижу на ветконтроле, записываю периодически погоду в своём отчёте, ну и на случай голосования надо быть рядом. В минуты затишья травим байки, я развлекаю всех рассказами о снеге и гололёде. Сомневающимся показываю фотографии с сугробами. Особенно всем нравится слушать про зимние пробеги, что коням некуда свернуть с маршрута, если он протоптан в глубоком снегу. Один из ветврачей - Марк - бывал на пробегах в России (мы с ним там и познакомились), рассказывает всем, что когда приехал к нам, то думал, что все русские непрерывно пьют водку, а оказалось, что русские непрерывно пьют чай. Кстати, меня здесь каждый второй, узнав, что я из России, спрашивает про водку.

После полудня воздух прогрелся до 25 градусов, и я сняла с себя часть кофт. Закончились сороковки, ушли на последний этап восьмидесятки, где-то скачут стодвадцатники, и среди них - Джессика, дочь Ванессы. Всё идёт по плану. Некоторые всадники - чёрные, но все они - наёмные работники. Среди владельцев пробежных лошадей чёрных нет. А вот среди официалов - бывают, например, один из ветврачей на этих соревнованиях. У ветврачей здесь нет ассистентов, им приходится во время осмотра лошади держать под мышкой планшет с веткартой, самим заполнять эту веткарту, а ещё надо вписать показания пульса в два квиточка от системы тайминга и на каждом расписаться. Так что, несмотря на 5 дорожек, ветконтроль идёт медленно.

Ветконтроль

Один из ветврачей - из Намибии, очень любит пустыни и регулярно ездит в Монголию. Мечтает поехать в Атакаму. Другой ветврач работает при скаковых лошадях, рассказал, что основная проблема - бабезиоз, ну и другие африканские болезни. А Марк рассказал, что собирается переезжать в Австралию, но визу очень долго оформляют, уже несколько месяцев ждёт. Из ЮАР многие белые мечтают эмигрировать, две трети уже уехали, а оставшиеся или не могут никак визу получить, или слишком сильно любят свою страну и слишком сильно к ней привязаны своими фермами и другим бизнесом. А у чёрных свои проблемы - застарелые межплеменные распри плюс ненавистные новые чужаки - чёрные мигранты из Малави, Зимбабве, Анголы и др. Постоянно идут жестокие разборки. Хотя здесь, в глуши, это не очень ощущается.

Финишировали восьмидесятки, между ними разыграли Бест Кондишен. Здесь целых четыре зачёта на одной дистанции - юноши плюс взрослые трёх весовых категорий. В других странах я не встречала разделения зачётов по весу всадников, а в ЮАР это давно принято. Сидим, ждём стодвадцатников. Наконец, и они приехали, все успешно финишировали и тоже разыграли Бест. Попрощавшись со всеми официалами и угостив их конфетами и шоколадом, загружаюсь к Терезе в машину, едем сначала в Риверсдейл в супермаркет за едой, а потом на ферму. На дороге встретили зайца. Вечером мне удалось довольно быстро справиться с тугим сайтом FEI и отправить рапорт о медицинских проблемах, точнее, об их отсутствии на соревнованиях. Это самый срочный документ, его надо отправлять сразу после окончания пробегов. На другой отчёт даётся две недели, но с ним тоже желательно не затягивать.

28.07.2019. Воскресенье. С утра пораньше, ещё до рассвета, отправляюсь в горы на той же упрямой кобылке Ханси, но удивительно, сегодня она ведёт себя идеально. Ну просто две разные лошади! Видимо, в прошлый раз она меня проверяла. Ну и отлично, будем изучать окрестности. Удалось разведать несколько интересных тропинок среди холмов. Солнце ещё не встало, внизу над долиной лежит туман, от земли веет холодом, а вот ветер в лицо дует почему-то тёплый. Очень странное и даже неприятное ощущение какой-то неправильности. Вот оно, дыхание Африки! Скоро рассвет, небо всё желтее на востоке. Над горой появляется солнце, оно начинает припекать, а мы начинаем спускаться обратно к дому. Теперь ветер стал холодным и пронизывающим. Ну что за местность - то жар, то холод, ни разу не комфортная температура. Расседлав Ханси, сдаю её хозяевам. Тереза вдруг сказала, что я первый человек в её жизни, кому она доверила ездить в горах в одиночку на своей лошади. Это очень приятно. Хорошо, что мне удалось не разочаровать её.

Ханси

Загружаю все свои вещи в машину - сегодня я покидаю этот замечательный гостеприимный дом и возвращаюсь в Кейптаун, но сначала мы поедем в природный парк неподалёку отсюда. К нам в машину запрыгивает собачка и удобно устраивается на моей большой сумке. Крис едет на другой машине, и мы по очереди открываем друг другу ворота. На бензоколонке Шелл перед въездом в Альбертинию Крис оставляет свой пикап и тоже садится к нам. Едем в парк. Когда-то, в 70-80-х годах прошлого века на берегу океана собирались строить атомную электростанцию, но сначала не набралось достаточно денег, а потом стране стало не до этого. В 1994 году вся территория была выставлена на продажу, и её выкупила супружеская пара из Германии - Моника и Герхард Рейн. Они устроили на этом месте заповедник, назвав его своим именем. Овдовев, Герхард продал своё детище нынешним хозяевам, и с 2015 года парк называется Gourikwa Reserve (gourikwa.co.za). Он тянется на несколько километров вдоль берега и вглубь материка. Там есть дикие копытные - антилопы и зебры. Вот зебры-то мне и нужны. Мы находим почти сразу небольшую семейку этих полосатых лошадок, меня высаживают неподалёку, и я потихоньку брожу за зебрами и жду подарок в виде свежего навоза. Животные дикие, близко не подпускают, но всё же их видно без бинокля. Наконец, мне удалось собрать материал гарантированно от трёх разных особей. Отлично, пора ехать дальше.

Зебры горные

Поднимаемся на высоченный обрыв над морскими волнами. На нём валяются довольно крупные раковины морских моллюсков, одна мне особенно понравилась, и я взяла её на память. Никто не знает, почему эти раковины лежат на вершине горы. Кто-то считает, что их оставили древние люди, но на мой взгляд, раковины слишком целые и свежие. Моё мнение - их сюда забросило каким-нибудь цунами, возможно даже, тем самым - из Индонезии. А может, это бабуины собирали моллюсков на берегу и ели наверху. Наша собачка радостно бегает по песчаным дюнам, а когда мы переезжаем с места на место - лежит на моей сумке. Вскоре моя сумка тоже стала песчаной дюной. Собачка мне нравится - это такой некрупный вариант бордер-колли. Умненькая, послушная, тихая, ласковая. Ладит с другими животными, но и про охрану не забывает.

Стенд про китов

Многие места густо покрыты холмиками земли типа кротовин, но покрупнее, буквально всё изрыто. Здесь это работа капского пескороя (Bathyergus suillus). Этот грызун - родственник знаменитого голого землекопа, но большой и мохнатый. Никогда не выходит на поверхность, роет длиннющие норы. Бич местных фермеров, любителей гольфа и строителей дорог. Лошадям тоже неудобство - ноги проваливаются в норы. Раньше численность грызунов контролировалась змеями, мангустами и бушменами, но теперь врагов стало меньше, и пескорои размножились невероятными темпами. Чтобы уберечь от них дороги и аэропорты, приходится по краям вкапывать глубоко в землю непроходимые барьеры, но и это не всегда помогает. С другой стороны, пескорои разрыхляют, аэрируют и удобряют почву, так что для природы они очень полезны.

Среди зарослей мы встретили разных антилоп, в том числе канн (Taurotragus oryx), здесь их называют эландами. Мне рассказали, что в тех местах, где лошади пасутся на одной территории с каннами, между ними случаются конфликты, и канны смертельно травмируют лошадей своими острыми рогами. Ну а я вспомнила, что в заповеднике Аскания-Нова была (а может, и сейчас есть) ферма дойных канн, их молоко очень жирное и полезное.

Мы заканчиваем прогулку по природному парку и возвращаемся на бензоколонку. Там Крис с собачкой пересаживаются в свой пикап и уезжают обратно на ферму, а мы с Терезой отправляемся в Кейптаун. Часть пути проделываем с северной стороны хребта Лангеберг. Чтобы туда проехать, пришлось пробираться через узкое извилистое ущелье. Эта солнечная сторона гор совсем другая - знойная и засушливая. Отсюда начинается плато Малое Карру. На занятиях по зоогеографии я рассказываю об эндемиках пустыни Карру, и вот теперь сама побывала в этих краях.

Я всё время высматриваю бабуинов. Часто встречаю надписи: осторожно, бабуины, не кормите бабуинов и т.п. Мне рассказывают, что окна и двери надо всегда закрывать, чтобы не влезли бабуины, на заборах проволока под напряжением - против бабуинов. Но создаётся впечатление что это один огромный розыгрыш. Местные втюхивают туристам байки про обезьян, которых нет. Ну типа йети или несси. Во всяком случае, никаких реальных признаков бабуинов мне найти пока не удалось. Кстати, если уж на то пошло, то в этих местах должны жить не бабуины, а другая разновидность этих обезьян - медвежьи павианы (Papio ursinus), у бабуинов ареал значительно севернее. С антилопами тоже не всё ясно. То ли они дикие, то ли домашние. Их часто можно встретить на огороженных полях неподалёку от овец или коров, но я также видела вечером, как целое стадо спрингбоков спокойно пролезло через проволочное ограждение с дороги в поле.

На фермах здесь выращивают рапс и какие-то злаки, может, пшеницу. Много виноградников и садов с плодовыми деревьями, но сейчас они все без листьев, зима всё-таки. Ещё есть плантации алоэ и агавы. Из сердцевины агавы здесь готовят что-то вроде текилы. Вдоль дороги много термитников. Издали они напоминают большие закругленные камни типа шаманских истуканов. Вблизи видно, что они плотно слеплены из песка. Местами они очень близко расположены, не более 2-3 метров друг от друга. Среди идеально круглых термитников изредка возвышается остроконечный или с тупой плоской вершиной, похожий на высокий пень.

Термитник

В сотне километров от Кейптауна дорога разделяется на платный и бесплатный (на 10 км длиннее) участки. Платная дорога ведёт в многокилометровый тоннель сквозь скалы, по нему мы ехали из Кейптауна. А сейчас выбираем бесплатный, но очень зрелищный вариант, и едем по горному серпантину и относительно короткому тоннелю. Виды сверху невероятно красивые. Вот и Кейптаун, вот и наш ледяной дом. Я и забыла, какой он холодный. На ферме хотя бы камин зажигали, а здесь согреться можно только в горячей ванне. Ладно, будем выживать.

29.07.2019. Понедельник. Главное, что должен сделать техделегат после соревнований - вовремя отправить в FEI свой отчёт. Распечатку я заполнила на месте, но надо теперь всё перенести в электронный документ и приложить к письму фотографии. Тереза разрешила включить её компьютер и ушла на работу. Она работает садовником у разных заказчиков, летом практически без выходных, а сейчас зима, затишье, вся работа занимает 2-3 дня в неделю. Но в понедельник надо объезжать объекты обязательно. Так что весь день я буду предоставлена сама себе. Неспешно принимаю горячую ванну - это единственная возможность реально погреться. Затем запускаю стирку - почти все вещи в пыли, песке, золе и ещё незнамо в чём. Собачке отдельное спасибо за вклад в обеспечение песком содержимого моей сумки. Отстирались вещи очень хорошо, даже жирные пятна, а вот сохнет всё очень медленно. Конечно, ведь за окном опять шторм с ливнем. Пижаму пришлось сушить на грелке, иначе спать будет не в чем.

Полдня просидела за компьютером, наконец, справилась с отчётом и картинками, отправила в FEI. Теперь можно расслабиться и почитать. Тереза подсунула мне толстенную книжку 1935 года выпуска на английском языке. Теперь я не могу от этой книги оторваться. Читаю до позднего вечера, удобно устроившись в постели, обложившись подушками и одеялами. Это рассказ швейцарского путешественника по имени Эйме Феликс Чиффли (Aime Felix Tschiffely) о том, как он верхом практически в одиночку с двумя бессменными возрастными конями по имени Манча и Гато преодолел 16 тысяч километров от Буэнос-Айреса до Нью-Йорка. Вышли они в середине 1925 года и завершили свой невероятный маршрут в конце 1928 года. Жаль, что эта книга не переведена на русский язык, но зато, с другой стороны, мне есть что теперь почитать. Некоторые слова приходится искать в словаре, но в основном обхожусь своим запасом. Очень интересно читать про те места, в которых я сама побывала, про местные обычаи, которые сама видела, узнавать знакомые испанские слова. Но, конечно, и много такого, что давно кануло в прошлое, всё-таки почти 100 лет прошло. Хоть бы успеть всё прочитать до отъезда из Кейптауна.

Чиффли

30.07.2019. Вторник. За окном ливень и ветер. Вчера я предполагала прогуляться по каким-нибудь достопримечательностям, но решила себя пожалеть и продолжила с комфортом читать книгу. Так и провалялась весь день.

31.07.2019. Среда. Читаю книгу, но ко времени отъезда мы добрались только до Панамского канала. Договорились с Терезой, что книгу я возьму с собой и оставлю у Аниты, а потом при случае кто-нибудь её передаст. Вещи собраны, едем на автовокзал. Тепло прощаемся с Терезой, может, когда ещё свидимся. На автовокзале сплошь чёрные и цветные. Белых почти нет. Ни одно информационное табло не работает, часов нет, английский знают не все, но удалось выяснить, где будет посадка на мой автобус Интеркейп и даже оказаться в самом начале очереди. На мою большую сумку наклеивают бирку как в самолёте. У автобуса сзади специальный прицеп для багажа - туда сдаю свой саквояж и прошу, чтобы на него не очень много всего наваливали. Ну, это как получится.

Моё место в автобусе оказалось занято, иду разбираться и получаю другое место, даже более удобное. Автобус неплохо приспособлен для сна. Большое расстояние между рядами, сиденья откидываются почти горизонтально, для ног тоже специальная полка откидывается. Конечно, холодно, как везде в этой стране, но у меня с собой тёплые вещи с запасом. Укладываюсь поудобнее, укутываюсь в свой верный плед и почти всю ночь сплю. Только раз меня разбудили, когда соседу надо было выходить, но затем я сразу заснула снова. Восемьсот пятьдесят километров пролетели незаметно.

Автобус

01.08. 2019. Четверг. На рассвете мы приехали в Апингтон, где меня встретили Анита и её подруга Адри. Анита с мужем приезжала к нам в Питер на соревнования пять лет назад. С тех пор мы не виделись, но постоянно общались на Фейсбуке, так что сразу узнали друг друга. Позавтракав в ближайшем кафе, отправляемся на запад, в национальный парк Ауграбис, расположенный на границе с Намибией, - это ряд водопадов на Оранжевой реке. Ехать до него около 130 км. По пути мы проехали мимо огромной "Башни света" - она собирает свет от сотен больших зеркал, кипятит воду и вырабатывает электричество. Впечатляющее сооружение.

Водопады тоже впечатляют. Потоки воды срываются в глубокое ущелье с отвесными стенами. Верхняя сторона скал тоже отполирована водой, говорят, во время наводнений бурный поток покрывает всё окрестное пространство. Но сейчас сезон засухи, воды мало. На окатанных камнях лежат и греются даманы, их очень много, и они подпускают людей очень близко. От некоторых я собрала ценные пробы (увы, потом в них ничего ценного не обнаружилось). А ещё на некоторых скалах лежали редкие высохшие экскременты павианов. Одну такую сушёнку я расковыряла - мда, скудный рациончик, что-то древянистое. Впрочем, меня не покидало ощущение, что этот обезьяний кизяк живописно разложен на видных местах специально для туристов - в поддержание байки о якобы живущих здесь бабуинах. Самих обезьян мы так и не увидели. Зато увидели свежие следы леопарда, который вот прямо здесь спокойно проходил совсем недавно. А ещё мы видели мангуста, который с большим трудом спускался к воде по отвесным скалам.

Водопад

Налюбовавшись на водопад с нескольких удобно расположенных смотровых площадок, а затем плотно пообедав в местном ресторане, мы сели в машину и поехали по национальному парку смотреть других животных. И сразу же встретили жирафов. В Африке они хорошо смотрятся - на своём месте, не то, что в тайге в Швеции или среди домов в Германии. Жирафы целеустремлённо шли в сторону реки, и я даже заволновалась - как бы они не сорвались с крутого берега, но они здесь давно живут и, наверное, знают, что делают. А ещё мы видели много разных антилоп - в основном одиноко бродящих сернобыков - гемсбоков (Oryx gazella), и у одного из них почему-то был только один рог. Ещё видели двух прыгунов - клипспрингеров (Oreotragus oreotragus) - эти антилопы строго моногамные и всегда ходят парой. Уже выехав за пределы национального парка, прямо у дороги встретили большую стаю верветок - это такие небольшие обезьянки (Chlorocebus pygerythrus). Ну, не бабуины, но хоть что-то.

Жираф и водопад

Возвращаемся в Апингтон (снова 130 км), там идём в гости к сыну Адри, небольшой перекус, снова ройбуш с молоком. Наконец, едем на ферму к Аните в городок Олифантсхук (ещё 170 км). Вечереет, кругом пустыня, это южный край Калахари, много термитников и заборов. Вся Южная Африка перегорожена заборами. Кое-где вдали видны небольшие группки коров, антилоп, страусов и даже верблюдов. Редкие ряды крутых каменистых холмов тянутся над плоской равниной. Своими вертикальными стенами, сложенными из больших камней, они напоминают рукотворные дамбы, но на самом деле это всё те же складки дна древнего моря, что и Лангеберг на южном побережье.

Название Олифантсхук переводится как "Слоновий угол". И здесь в центре города есть один "слон" - монумент почти в натуральную величину. Добравшись до места назначения, первым делом отправляемся проведать животных на ферме - кони, коровы, барашки, гуси. Во дворе лежит много рулонов сена, его приходится покупать в дальних краях, потому что в ближних - засуха и нехватка корма. Внезапно приехал грузовик, на него загрузили несколько рулонов и увезли - это сосед одолжил сено, у него совсем не осталось, и купить не на что. Приходится продавать и забивать часть животных, чтобы как-то продержаться. Да, нелегко здесь заниматься скотоводством.

Сено

Солнце садится, быстро темнеет и сразу резко холодает. Во дворе куча собак, сторожат дом. Дом Аниты и её мужа Мариуса (он тоже приезжал к нам на пробеги) очень просторный, мне отвели огромную комнату с большими кроватями. Здесь ещё холоднее, чем у Терезы, вот только никаких обогревателей уже не предусмотрено, да они бы и не справились с такой кубатурой. На ночь запасаюсь кучей пледов и одеял, привычно делаю из них берлогу. Подушки и одеяла красиво расшиты, пледы тоже связаны вручную - Анита любит рукодельничать. И когда только время находит? После ужина мне вручают кучу подарков для меня и нескольких общих российских друзей. Сумка будет неподъёмной, но и отказаться нельзя. Очень понравилось махровое полотенце, на краю которого Анита вышила симпатичную лошадку и моё имя. Как это мило и трогательно!

02.08.2019. Пятница. На завтрак чёрные кухарки приготовили маисовую кашу. По консистенции - как манная, да и по вкусу похожа. Мне всё-таки больше нравится овсянка, хорошо, что забрала её с собой из Кейптауна. После завтрака Анита показывает мне свой птичник. Каких только птиц там нет! А в самом доме живёт серый попугай. Быстренько проведав коней-коров-овец, отправляемся к новым достопримечательностям. Сегодня это национальный парк "Белые пески" в сотне километров к югу от Олифантсхука. Ещё это место называют "Поющие пески", но песню мы нынче вряд ли услышим - для этого нужна безветренная погода, а сегодня довольно сильный ветер. Белые пески встречаются среди жёлтых, красных и оранжевых барханов и в Калахари, и в Намиб. Красный цвет песку придают окислы железа, а если их всё время промывает вода какого-нибудь подземного источника, то песок белеет. Так что белый песок здесь вполне может быть признаком близости воды. И действительно, посреди белых барханов мы обнаружили большую вязкую лужу с водой, сочащейся из-под песка. Судя по зарослям тростника вокруг лужи и по высохшему трупу утонувшей когда-то антилопы, в сезон дождей (февраль-март) вода здесь прибывает неслабо. Мне удалось подобраться к останкам антилопы и выковырять из её челюсти зуб на память.

Калахари

Череп антилопы

На берегах над источником растёт много деревьев, и на одном из них я увидела сразу несколько гнёзд ткачиков. Одно мне удалось достать и взять с собой (оно доехало до нашего кафедрального музея в отличном состоянии). Судя по недоделанному виду гнёзд, это были вырианты на выбор, построенные самцом и предложенные самке в сезон размножения. Большинство из них так и остались невостребованными. Кстати, в Калахари есть и общественные ткачики, их невероятно большие гнёзда поражают своей грандиозностью. Некоторые построены на деревьях, но чаще - на столбах и проводах. Особенно большие гнёзда сделаны этими маленькими птичками на опорах высоковольтной линии.

Гнёзда ткачика

Гнёзда общественных ткачиков

Гнёзда общественных ткачиков на жд

В национальном парке и по дороге мы встретили много разных животных - зайцы, мангусты, земляные белки, всякие разные антилопы. А в одном месте даже видели парочку слонов на чьём-то пастбище. И ещё здесь много нор, вырытых капскими долгоногами (Pedetes capensis) и трубкозубами (Orycteropus afer).

Вечером мы сходили на ужин в гости к знакомым англичанам. Там я познакомилась с очень приятной пожилой дамой, раньше она жила в Кейптауне, много путешествовала, но после смерти мужа дети не позволили ей остаться одной и привезли к себе в эту глушь. Её английская речь была мне очень хорошо понятна, моя ей, видимо, тоже, так что мы прекрасно провели время за содержательной беседой. Среди прочего она рассказала, что, уезжая из большого дома в Кейптауне, раздала и выбросила много вещей, а всё, что ей казалось ценным, упаковала в 124 коробки и привезла с собой. Все коробки подписаны, любую вещь можно легко найти, но за прошедшие 8 месяцев она их так и не распаковала. И теперь пришла к выводу, что ничего ей больше не нужно. Вот, вновь я убеждаюсь, что от вещей надо вовремя избавляться, но это очень трудно сделать.

Перед сном продолжаю читать книгу про конный переход по Америкам - дело уже происходит в Мексике. Если в предыдущих странах путника задерживали всякие неблагоприятные природные явления и жестокая малярия, то в Мексике основным тормозом стало местное гостеприимство. В каждом городе путешественника встречали с помпой и долго не отпускали, устраивая пышные празднования. Но он всё-таки добрался до границы США, а там столкнулся с новыми напастями - отсутствием грунтовых дорог и хамством автомобилистов. Несколько раз его забрасывали стеклянными бутылками из проезжающих машин, а один идиот даже специально врезался в коня, сбив его с ног на асфальт! Из-за этого и лошадь, и всадник сильно поранились буквально перед самым концом путешествия. Но всё же им удалось подлечиться и ехать дальше. Не перестаю восхищаться мужеством и упорством отважного путешественника и его коней.

03.08.2019. Суббота. Сегодня мы отправляемся на национальные соревнования по пробегам, это около 100 км к востоку, рядом с городком Постмасбург. Туда мы ехали мимо многочисленных железных рудников, шахты в них разрабатывают в основном китайцы и испанцы. На дорогах много грузовиков с рудой, её везут в ближайшие порты. В воздухе стоит бурое марево от ржавой пыли. Вдруг за очередным холмом нам открылось целое поле солнечных батарей, принадлежащих организатору нынешних пробегов, и он потом рассказал, что эти солнечные панели приходится регулярно отмывать от красной пыли. Трасса проходит вокруг ограды этих батарей, так что маршрут не срезать. Национальные пробеги здесь проводятся по правилам, которые отличаются от международных, но принцип тот же самый - ветконтроль после каждого этапа. Участвовало около 30 человек, им приходилось скакать и по песку, и по камням. Меня вывезли на трассу - очень живописные места, с множеством мангустов, сурикат, земляных белок, блесбоков (Damaliscus pygargus) и спрингбоков. И, конечно, много ворот, разделяющих пастбища, около каждых ворот стоят контролёры и пропускают только всадников, а всякую прочую живность отгоняют.

Боевое поле расположено на краю усадьбы организатора, вокруг бродит множество откормленных собак разного размера и цвета. Лошади, участвующие в пробеге, - некрупные, сильно арабизированные, отлично подготовленные, скачут с хорошей скоростью. В очередной раз я восхитилась местными пробежными лошадьми. А вот всадники многие сидят как попало, плюхаются в седло, беспорядочно размахивают всеми частями тела, и тела у многих весьма упитанные, так что даже жалко лошадок. И стало понятно, почему здесь делают разные зачёты по весовым категориям спортсменов.

Пробег национальный

Пробег национальный

Вернулись домой мы засветло, и я успела до темноты прогуляться в одиночку по окрестным крутым каменистым холмам. Между двумя холмами я обнаружила русло высохшей реки, а на нём много интересных следов зверей. Некоторые удалось опознать (собачьи), а остальные совершенно незнакомые. Много всякого сушёного навоза, особенно ослиного. И ещё нашла большую нору, вероятно, трубкозуба. Вернулась в сумерках. На ужин Мариус приготовил отменное барбекю из разных антилоп. Особенно понравились отбивные из гемсбока. А ещё здесь готовят вкусные колбаски из смеси мяса куду (Tragelaphus strepsiceros), спрингбока и говядины. Анита нарвала для меня свежих апельсинов прямо с дерева в своём саду. Кроме неё никто не может подойти к этим деревьям - прямо под ними живут несколько австралийских эму. Самец как раз сейчас высиживает яйца и нападает на всех чужаков. Эму очень любят апельсины, но не могут самостоятельно их разгрызть. Зато, когда Анита срывает апельсин и разламывает его на несколько частей, - с жадностью хватают и глотают.

Анита, апельсины и эму

В холмах

Вечером Анита прочитала мне лекцию о тренинге пробежных лошадей в ЮАР и даже сделала распечатку с программой подготовки. Я узнала много нового и полезного. Дочитала книгу. Путешествие по Америкам закончилось благополучно, оба коня вернулись в Аргентину и остаток жизни провели на пенсии, на вольном выпасе. Имена Манча и Гато стали очень известными в мире, если погуглить, то сразу попадаешь на страницу Википедии про них. Жаль, что книга закончилась, надо будет купить себе такую же. И подумать о переводе на русский язык. Кстати, я здесь настолько сильно погрузилась в английский язык, что уже на нём думаю. Неплохая практика! А теперь спать - утром надо встать пораньше, чтобы сложить вещи, ведь мне тоже скоро в путь.

04.08.2019. Воскреснье. Встала раньше всех, тихонько сварила себе овсянку и позавтракала. Предстоит непростая задача уложить вещи в сумку. Особенно важно не помять гнездо ткачика. Вроде, получилось. В 8.50 выезжаем в сторону города Кимберли, надо преодолеть 280 км. Кругом пустыня с редкими кустиками. Вдалеке виднеется озеро, оно словно снегом покрыто - это на нём устроилась огромная стая фламинго. Почему-то они не розовые, а чисто белые. Вдруг на дороге затор. Анита с Мариусом напрягаются и рассказывают, как недавно прорывались с боем через похожую засаду чёрных на дороге. К счастью, оказалось, что дорога просто перекрыта полицией из-за какой-то аварии, так что разворачиваемся и объезжаем по просёлочным закоулкам сквозь тауншип (гетто чёрных). В одиночку ни один белый сюда бы не сунулся, но нас сейчас целая вереница машин, да и большинство чёрных ушли смотреть на аварию. Но всё равно было очень неприятно, тревожно и хотелось поскорее вернуться на дорогу.

Вот и город Кимберли. Здесь впервые описали минерал, сопутствующий алмазам, и назвали его кимберлитом в честь города. Алмазная шахта "Большая Дыра", выкопанная практически вручную, уже более века не действует, в ней теперь озеро, далеко внизу, как в огромном колодце. Несколько жилых домов построены на самом краю высоченного обрыва, выглядит жутковато. На другой стороне дыры теперь музей, и мы как раз в нём. Над шахтой нависает металлическая смотровая площадка, довольно хлипкая. Я попрыгала на ней - реально качается. Попрыгала посильнее, в раскачку - здорово! Другие посетители почему-то побледнели. Сам музей очень понравился - в нём есть настоящий лифт, на котором долго-долго спускаешься в шахту. Есть витрина с настоящими алмазами. Много всяких старинных вещей и инсталляций, ну и сувениров, конечно. В музее мы разговорились с одним пожилым посетителем, он рассказал, что родился и вырос в доме на самом краю шахты и однажды чуть не сорвался в неё, когда полез за ограждение за футбольным мячом.

Кимберли

На улице около музея устроен целый город со старинными домами, трамваем и настоящим поездом. Интересно было бродить, трогать всякие старые вещи, крутить старые механизмы. Вскоре за мной приехала машина из Блумфонтейна. Мой знакомый ветврач Нолте приехал за мной вместе со своим другом Хердом. Перегружаю свои вещи к ним в машину, тепло прощаюсь с Анитой и Мариусом и отправляюсь в Блумфонтейн, это ещё 180 км. За окном постепенно меняется пейзаж. Вместо пустыни вокруг плоская бескрайняя саванна с густым злаковым сухостоем. Повсюду очень много разных антилоп, всех даже не упомнить, многих я ещё не встречала. Нолте останавливается возле каждого нового экземпляра, чтобы я смогла получше рассмотреть. Очень классно! Вскоре мы подъезжаем к большому водохранилищу, рядом - поля с кукурузой. Здесь вообще очень много озёр. Да, это уже не пустыня.

К вечеру приехали на усадьбу Нолте и Элины. У них во дворе живёт много гусей, они должны поднимать тревогу по ночам, если что. А собак (их тоже много) на ночь запирают в доме, чтобы им никто не навредил. В доме чуть теплее, чем в прошлых местах, видимо, мы уже ближе к экватору и дальше от Антарктиды. Но всё равно очень холодно. Зато нет ни мух, ни комаров, ни змей. За это я люблю зиму в аридных тропиках. Нолте и Элина ругают меня, что я приехала одна, без сына Паши. Он им очень понравился в прошлом году, когда водил их по Эрмитажу, Петергофу и прочим достопримечательностям Питера. Они надеялись, что он приедет вместе со мной, но увы - не сложилось, хотя, конечно, вдвоём нам было бы веселее и проще, как в поездке в Индию. И мне не пришлось бы таскать самой тяжеленную сумку. В другой раз поедем вместе.

Гуси и лимоны

Буквально на днях мои хозяева приготовили свежий билтонг из спрингбоков (у них своё стадо этих антилоп). Его нарезают тонкими ломтиками на специальном приспособлении, очень удобном. Вкусно! Херд уже несколько дней гостит у Нолте и Элины, он сегодня приготовил замечательный ужин, который мы запивали местным приятным вином. Позже я присмотрела микроволновку, тарелку и молоко для завтрака. А также, где хранится билтонг - он отлично дополняет овсянку.

Билтонг

05.08.2019. Понедельник. Утром пришлось срочно эвакуироваться из комнаты - пришли водопроводчики, и им понадобилось лезть на чердак через люк в потолке над моей кроватью. Но мне не придётся самой таскать постель и другие вещи - всё сделают чёрные слуги и служанки. В любом доме у белых обязательно есть чёрные работники, кстати, здесь у одной кухарки лицо очень бушменское. Говорят, у неё кто-то из родителей - бушмен. А вообще в ЮАР чёрных женщин обычно берут на работу из местных племён (зулу, коса, тсвана и др.), а чёрных мужчин - из мигрантов, предпочтение отдают малавийцам. Чёрные африканцы получают большие дотации на детей, которых у них обычно куча, а налоги платит в основном только белое население, которого осталось в стране всего около 10%. Природные ресурсы нещадно распродаются китайцам и прочим желающим, своя промышленность почти убита. Такая вот экономика.

Сегодня мы с Хердом катаемся по городу на его маленькой машинке. Две недели я разъезжала по Южной Африке в просторных внедорожниках, теперь как-то непривычно в легковушке ездить. Первый пункт программы - гора Навал Хилл, возвышающаяся в центре города. Название переводится с английского, как "военно-морской холм" - странное название для места, от которого несколько сотен километров до ближайшего морского побережья. Вроде бы это связано с корабельными пушками, которые были установлены здесь во время англо-бурской войны. Пушки давно увезли, а название осталось. На вершине горы - настоящий национальный парк с дикими животными, в том числе с жирафами, зебрами, антилопами гну и страусами. Ответственно заявляю, что всем путешественникам, приезжающим в Блумфонтейн, это место обязательно к посещению. На вершине горы построена обсерватория, сейчас она уже не действует по своему первоначальному назначению, в ней устроен концертный зал. Вокруг несколько обзорных площадок, с них видно весь город. На краю горы установлен огромный памятник Нельсону Манделе. Но меня в первую очередь, конечно, интересуют зебры. Несколько штук пасутся возле обсерватории, хожу за ними, собираю пробы. Когда убирала в карман последнюю пробирку, обнаружила, что выронила где-то пинцет. К сожалению, так и не нашла его в траве. Ну что же, вероятно, он мне уже не понадобится - ведь и спирт закончился, да и пробирки тоже, и вряд ли ещё до отъезда я увижу зебр. А пинцет куплю новый в Питере.

Зебры равнинные

После Навал Хилла едем в местный краеведческий музей, там хорошо показаны палеонтология, антропология, минералогия, история. Очень интересно. Затем заглянули в музей президентской резиденции, хотели перекусить, увы, кафе закрыто по понедельникам. Поехали в другое кафе в городе и вкусно поели. Затем отправились к мемориалу погибшим женщинам и детям в английских концлагерях в англо-бурской войне 1899-1902 годов. Там тоже хороший музей, только всё очень грустно. Многим народам есть чем попрекнуть англосаксов. Домой вернулись ближе к вечеру. Херд здорово устал с непривычки, но держится. Ему понравились наши похождения, будет о чём вспомнить и рассказать. Водопроводчики давно ушли, краны работают, и моя комната вновь обрела кровать, постель и прежний вид. Ужин великолепный: запечённая баранина с картошкой, овощной и фруктовый салаты. Зашла соседка в гости, поболтали о лошадях, пробегах и собаках. Нолте с утра до ночи на работе - не вижу его. У него сейчас вовсю идёт программа осеменения овец. Сначала двухнедельная подготовка, чтобы всё стадо пришло в охоту одновременно. Потом искусственное осеменение, потом проверка аппаратом УЗИ. В общем, работы много. В основном в программе овцы местной тонкорунной породы, реже козы, единично коровы. Кроме тонкорунных здесь также есть овцы персидской породы типа курдючных, белые с тёмной головой и шеей, а также козы с точно такой же раскраской.

Музей в Блумфонтейне

06.08.2019. Вторник. Близится время отъезда - с утра пораньше регистрируюсь на завтрашний рейс. После завтрака едем в реабилитационный центр гепардов (www.cheetahexperience.com). И вот здесь меня ожидает сюрприз - свежезабитая зебра, которую привезли на корм хищникам! И можно взять пробы прямо из кишечника! И я не готова! Лихорадочно шарю по карманам и нахожу несколько пробирок со спиртом, предусмотрительно распиханных по всем местам ещё в первые дни моего приезда в Африку. Пинцета нет, беру пробы огромным ножом, который мне одолжили волонтёры, разделывающие туши. Уфф, взято. Можно спокойно продолжать осмотр. Центр специализируется на гепардах, некоторых удаётся выпустить в дикую природу, другие не способны выжить на воле и остаются здесь. Из других кошачьих здесь есть несколько львов, леопардов, сервалов, каракалов и даже уссурийский тигр, спасённый из какого-то зверинца. А ещё есть большеухая лисица, жирный сурикат и канадские волки. Везде очень чисто, перед каждым вольером дезинфекционная ванна для обуви, много волонтёров из разных стран заботятся о животных и наблюдают за ними. Рядом с офисом отгорожена довольно большая территория, на которой живут несколько ручных гепардов, туда же запускают посетителей. Только велели снять шляпу, потому что гепады могут на неё напасть. Одного гепарда разрешили погладить - очень приятное ощущение. Здесь же живёт маленькая беспородная собачонка, за ней гепарды постоянно охотятся из засады. Она сначала изо всех сил убегает, но в последний момент разворачивается и начинает лизать подскочившего гепарда прямо в нос. И страшный хищник тотчас же превращается в смущённого котёнка. Такой же вид, наверное, был бы у гопника, если бы другие пацаны застали его в тот момент, когда мама поправляет на нём шапку.

С гепардом

Лев и большеухая лисица

После центра гепардов едем в сафари-парк "Emoia" (www.emoya.co.za). Но, прежде чем отправиться на сафари, зашли в ресторан пообедать. Ресторан называется "Мозамбик", хотя директор в нём француз, музыка турецкая, а наш официант вообще из Ботсваны. Узнав, что я из России, сразу предложил водки. Нет уж, лучше апельсиновый сок. После обеда мы едем в парк на открытом туристическом внедорожнике с персональным гидом. Я много всякой живности повидала в Южной Африке за прошедшие дни, но здесь зверей было ещё больше. Бородавочники, белые носороги, жирафы, местные цветастые быки и коровы, ламы, страусы, жёлтые мангусты, земляные белки, зайцы (или кролики?). И огромное количество самых разных антилоп. Спрингбоки белые и чёрные. А на краю парка притулился довольно большой самолёт типа Бомбардье, хозяева собираются сделать в нём ресторан, да всё руки не доходят.

Антилопы

Носороги и бородавочники

КРС

После сафари едем проверять коней на пастбище. Они ручные, сами к нам подходят. Мне понравилась автопоилка прямо на поле - вода автоматически набирается в неё по принципу туалетного бачка. Кони все пробежные, классные, жаль, не успела на них поездить. Ну да нельзя объять необъятное. Возвращаемся домой, ужинаем и разговариваем, разговариваем. Херд рассказывает о своей работе, он архитектор и в свободное время рисует картины. Показал мне фотографии своих картин, одна мне особенно понравилась, и Херд мне её переслал по ватсапу. Нолте и Элина вспоминают Россию, и как я возила их по Москве и по Питеру. Хорошо бы нам ещё когда-нибудь встретиться, но уж это как получится.

Кони на пастбище

07.08.2019. Среда. Вот и настало время отъезда. Сумка собрана с вечера, пробирки, подарки, бутылки, какая-то еда на дорогу, ракушки, птичьи гнёзда и сухие листья агавы дихотомической, зуб антилопы и чай ройбуш, подушка и плед - всё уложено и взвешено. Ура, моя сумка меньше 20 кг. Вообще-то для дальнего перелёта из ЮАР в Россию лимит багажа 30 кг, но мне сперва надо долететь от Блумфонтейна до Джобурга, здесь лимит 20 кг.

Сувениры

Будильник поставлен на 5 утра, но за несколько минут до этого меня разбудили странные звуки под окном - как будто кто-то выбивал ковёр. Такое громкое, равномерное, торопливое хлопанье. Странно, что гуси, обычно поднимающие шум по малейшему поводу, сейчас хранили полное молчание. Посветив в окно фонариком, я увидела что-то размером с гуся, шумно хлопающее несколькими крыльями. Присмотревшись, я поняла, что это отчаянно дерутся две мускусных утки. Гуси неторопливо подходили поближе посмотреть, но молчали и не вмешивались. Наконец, утки расцепились и разошлись. Что уж они не поделили на просторном дворе, я так и не поняла. Может, просто в темноте одна на другую случайно наступила, и пошло, поехало.

В сумраке рассвета я приготовила кашу, неспешно позавтракала, вскоре и хозяева проснулись и вышли на запах кофе. Пора ехать в аэропорт. Херд грузит мои сумки в свою маленькую Хонду, такую необычную среди всех этих внедорожников. Тепло прощаемся, надеюсь, увидимся, всё, едем.

Аэропорт маленький, есть табло прилёта и отправления, но никаких объявлений о регистрации или посадке не видно. Замечаю, что некоторые пассажиры сдают багаж, ага, иду туда, сдаю свою сумку и узнаю, что рейс задержан на час. Ну что же, будет время выпить ещё чашечку бодрящего напитка. Кофе с чизкейком стоили около 90 рандов, я положила 100, хотела забрать сдачу мелочью (монетки на память), а на чаевые оставить бумажкой 20. Но сдачу мне просто не принесли. Ну и ладно, им же хуже.

Наконец, посадка. Пешком от аэропорта до самолёта - Bombardier Dash 8-Q400. Он небольшой, с двумя винтами, на фотографиях в полёте смешно получаются изогнутые лопасти. Пассажиров меньше половины, я сижу одна, у окна. Под нами бесконечная равнина, выглядит, как пустыня, но я знаю, что это саванна, вся покрытая сухой жёлтой травой по колено. Иоханнесбург под крылом самолёта показался огромным, бесконечным. После всех этих южных городков, которые можно обозреть целиком с ближайшей горы, Джобург заметно выделяется не только размерами, но и изящной планировкой кварталов и площадей. Даже в тауншипах домишки набросаны не как попало, а довольно симметрично. И, в общем, такого знакомства с городом сверху мне вполне хватило. Вот уже и прилетели.

Посадка на самолёт

Около трапа возле самолёта стоит сетчатая металлическая полка-подставка - на ней какая-то ручная кладь, вероятно, вынесенная кем-то из экипажа. Пассажир выходит из самолёта, берёт с полки свой саквояж и дальше несёт его сам. Догадываюсь, что у него там огнестрельное оружие. Здесь очень многие вооружены - для охоты на животных и для личной безопасности, и в каждом аэропорту есть специальное место, где сдают сумки с пистолетами и ружьями.

Аэропорт Иохангесбурга не маленький, но и не особо большой. А вот магазинов со всякими сувенирами здесь с избытком. Только сначала я хотела поменять ранды на евро. Спустилась на первый этаж в обменник, и оказалось, для этой процедуры нужен не только паспорт, но и посадочный талон, ладно, позже вернусь с посадочным. Пока бродила по магазинам, ранды почти закончились. Конечно, я не могла устоять перед шкурой спрингбока, ну и ещё кучу мелочей накупила. Сдала багаж, получила посадочный и снова в обменник. Отдала оставшиеся ранды и получила 25 евро. В Стамбуле они могут пригодиться, да и позже лишними не будут.

До рейса несколько часов, не хочу сидеть, ещё насижусь - гуляю по аэропорту. Интересно здесь устроены эскалаторы и тележки - они совместимы друг с другом. Я специально покаталась на эскалаторе вверх-вниз, надо немного наловчиться, чтобы сумки не выпадали при крутом наклоне на ступеньках. Перед самой посадкой вдруг ко мне подходит та самая кассирша из обменника и говорит, что дала мне лишние 5 евро. Моих рандов хватало только на 20, и она ошибочно дала мне лишние евры. Трясёт квитанцией с моей подписью, там и правда 20 евро, а я и не посмотрела. Возвращаю 5 евро и чувствую себя мошенницей. Ладно, будем надеяться, что я не очень сильно уронила престиж страны. Кстати, обменники есть и в посадочной зоне, не обязательно было спускаться.

Место парковки нашего самолёта - в дальнем краю аэропорта. Пришлось идти в самый конец какого-то узкого тёмного коридора. Самолёт большой, достаточно удобный, обслуживание хорошее, еда съедобная, фильмы на русском языке, в общем, "Турецкие авиалинии" на высоте. Наконец-то посмотрела "Унесённые ветром". Книгу читала давно, и даже какие-то продолжения разных авторов, а фильм не попадался. Ничего так, на разок нормально, только все старые какие-то, в книге персонажи помоложе были. Затем удалось поспать несколько часов, затем завтрак, и ещё успела посмотреть половину мультика про троллей.

08.08.2019. Четверг. Вот я снова в Стамбульском аэропорту, снова несколько часов ожидания. Оказалось, что тележки здесь разные, мне сперва попалась более длинная, для чемоданов, но потом я поменяла её на более компактную, для ручной клади. Естественно, тележки я брала не с парковки, где надо за них платить, а около мест посадки, где их оставляют улетающие пассажиры. Опыт - великая вещь. Попыталась подключиться к Интернету, но, как и в прошлый раз, - не удалось. Программисты местные совершенно безрукие.

Очень много разных типажей туристов. Особенно обращают на себя внимание паломники, обмотанные простынями, в рваных шлёпанцах. И женщины в чёрном с полностью закрытыми лицами. Интересно, как они проходят паспортный контроль - выбирают пограничника-женщину?

Что мне нравится в аэропорту Стамбула - много мест для сидения с розетками для зарядки телефонов. Очень удобно. Ещё бы сайт у них был не такой кривой, и совсем было бы хорошо. Но я и без Интернета обойдусь - вечером дома почту проверю. Все мои знакомые в курсе, что в сети нынче бываю редко. А с родными можно и смсками обменяться. Конечно, купила пахлавы - какая же Турция без пахлавы. Немного съела на завтрак с чаем - остальное домой, угощать своих. Самолёт помельче, чем трансконтинентальный, но тоже с фильмами. Досмотрела мультик про троллей, а затем включила фильм про Короля Артура. Понравилось. Еда тоже вполне приличная.

Вот, наконец, Пулково. На удивление быстро прошёл паспортный контроль, зато сумка долго не появлялась на багажной ленте, я уже начала беспокоиться, но всё в порядке. Как только выхожу из зелёного коридора, сразу вызываю такси и привычно жду у столба номер восемь. В этот раз такси пробралось через обычное скопище машин необычайно быстро, оказалось, что на выезде удвоили количество выпускных шлагбаумов и здорово разгрузили нижний этаж - зону прилёта. Жаль, что на верхнем этаже, где улетают, дорогу никак не расширить. Из-за этого многие улетающие приезжают не на верхний, а на нижний этаж, там и тележку легче раздобыть.

Дом! Sweet home! По-прежнему ловлю себя на том, что думаю по-английски, пора с этим завязывать.

Вернуться к началу рассказа

На страницу путевых заметок

На главную страницу